Внимание: территория текстильных кукол и куколок. Здесь бьются самые нежные сердечки на свете - бязевые... Большинство героев нашего обыкновенного города Имбирвилля могут быть изготовлены в виде кукол под заказ. А кое-какие куклы уже живут и дожидаются передачи в ваши добрые руки. Пфеффельку можно приобрести за 650-1000 рублей, зависит от конкретной куколки, денежку за 1000 рублей, имбирр-ля-муррчика за 1300 рублей. Цены на остальные куклы можно узнать у TS. Пишите главной леди Имбирвилля ts.buffoonery@gmail.com и почтовый голубь из Службы Почтовых Голубей Имбирвилля доставит ваше письмо быстро и точно по адресу.

вторник, 23 апреля 2013 г.

Сто Тринадцатый День Тринадцатого Года





Вот фотографиня Никонелли ди Мамарацци Пятидесятая, в белых бархатных лодочках на совсем даже невысоком каблуке (какие-то жалкие двенадцать сантиметров не в счет), в белоснежном гипюровом платье, которое расшила бисером сама леди Лася, с длинным-предлинным шлейфом, который несет, разумеется, мэтр Проныркинс и, разумеется, в том самом сюртуке цвета сочного апельсина с зелеными пуговками в три ряда с прожженной её взглядом дырой (в сердце мэтра примерно такая же дыра), подходит к зданию имбирвилльского железнодорожного вокзала. Начальник вокзала Бухарест-Синайский выбегает навстречу своей сиятельной гостье, падает в грязь, сраженный ее ослепительной красотой, поднимается, вытаскивает из-под мышки свернутый в рулончик дорогущий персидский ковер и расстилает его перед Никонелли. Мурр-барон фон Простофилькин, от волнения подрагивая кончиками набриолиненных усов, готовится дирижировать тремя сводными оркестрами: имбирвильским оркестром котов-мальчиков, лондонским симфоническим оркестром и венским филармоническим. К сожалению, королевский оркестр Концертгебау из Нидерландов не прошел жесточайшего кастинга – мурр-барон посчитал, что четвертая флейта звучит на пол-тона выше, чем хотелось бы, а ударные не дотягивают до фортиссимо -  но его музыканты попросились принять участие хотя бы в подаче сигнала к отправке сегодняшнего дизель-электропоезда-экспресс (и все ради того, чтобы посмотреть на нее, на несравненную Никонелли). Фотографиня идет по ковру, небрежным жестом руки поправляя висящие на плече пять кофров, два штатива, сумку со студийным светом и сумочку с индикаторной отверткой, уже почти подходит к... Но что это?! Какой ужас?! Персидское великолепие заканчивается ровно в трех шагах от двери вокзала!! И эти три шага – лужа и грязь от вчерашних слезок дождливой леди Кап-Капушки! Бухарест-Синайский в отчаянии вырывает у себя приличный такой клок волос с головы, требует у Матвейки рогатку, чтобы застрелиться, потому что это решительно невозможно – пережить такой позор и не застрелиться. Потом падает грудью... ну хорошо! Хорошо! Объемистым животом в грязь, а Никонелли идет по его... гхм... неважно... по начальнику вокзала. Прекрасные бархатные лодочки спасены! Честь Бухарест-Синайского тоже!
И в этот момент Никонелли просыпается. Первое, что она видит – это висящие на спинке стула ее белые штаны. Ее прекрасные белые... ну хорошо! Хорошо! Ее прекрасные грязные штаны. Ее любимые штаны, в которых она сегодня проникла на вокзал через... нет, не скажу! У меня новенький сюртук. Цвета перезрелой клюквы с желтыми пуговками в четыре ряда... И я хотел бы проходить в нем ближайшие восемнадцать лет без дыры от никонеллкиных огненных глаз.
Проныркинс, 
специальный корреспондент «Имбирвилльского Вестника»

Уехала. Уехала! Уехала наша пфеффелька – та самая, что примеряла кружавчики в лавке «Сто тридцать три женских удовольствия» и которая защищала Моссельпрома Версаччи от гнева бывшей королевы Селедкиной. Уехала подарить счастье, радость и всю себя без остатка, до донышка, до кончика своей косички. Строго по секрету признаемся: та, к которой она едет, еще ее не видела и даже не знает, что к ней едет рыженькое счастье. Вот такие бывают сюрпризы, которые дарят друг дружке хорошие и светлые люди.
Журналисточка Птифур Ле Бонёр,
еженедельный «Пфеффелькин дневничок»

Сообщаем, что пропавший вчера голубой мохнатый носочек так и не нашелся... Его братец совершенно неутешен, его не радуют даже карамельки, которыми его угощают сердобольные имбирвилльцы, постоянно заглядывающие в Комод Находок, откуда он наотрез отказывается уходить. Даже уговоры мэра и лично госпожи кукушки посетить мадам Аристон, королевскую прачку, чтобы смыть с себя многочисленные следы Кефирной Речки в Творожных бережках, которую братцы вместе с Матвейкой посетили накануне пропажи, не повлияли на упрямца. Он твердо намерен дождаться нахождения носочка и посетить мадам Аристон непременно вместе. «Видите ли...» - застенчиво сказал малыш вашему покорному слуге. – «Мы – семья. А семья – она всегда вместе. Я подожду...»
Сэмми Сплетникус,
спецкорр «Вечерних новостей Имбирвилля»

Читайте в завтрашних выпусках Новостей про Кардамонечку, доехавшую, наконец, до штуцерхессы Ёжки.

Добро пожаловать на официальный сайт Имбирвилля:  http://gingervill.blogspot.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ну - говорите же, говорите!!! Мне уж-жасно интересно)))